Демоны из Прошлого

Когда мне говорят: “Я совсем не помню своего детства или отрочества, то я понимаю, что по-видимому произошло что-то серьёзное и возможно достаточно сложное что человек “попытался” забыть.

Передо мной сидит уставшая молодая женщина по имени Ирина. Нервно теребя подол своей блузки, она поднимает на меня одутловатое от бессонных ночей лицо и произносит:

- Я хочу развестись!

- Хорошо, - настороженно произношу я, - что-то произошло в ваших отношениях с мужем из за чего вы приняли это решение?

- Да, тяжело вздыхает женщина, я не могу его видеть, он мне просто отвратителен. И он сам и то, что он говорит, все его поступки.

Гримаса презрения исказила её лицо, она напряглась как натянутая струна, пальцы рук резко сжались в кулак, а на переносице проявились глубокая борозда боли. Между нами давно уже нет никаких отношений, живём как чужие люди. А недавно я поняла для себя окончательно что не хочу с ним больше жить. Дрожащей рукой Ирина подняла стоящий рядом с ней стакан воды и выпила его залпом. Опустив глаза, она еле слышно произнесла: “Я думаю, что мой муж очень плохой человек, что он насильник”. Подняв на меня глаза и увидев мой недоуменный взгляд она продолжила. У нас есть дочь, она совсем ещё маленькая, ей недавно исполнился годик. Теплая и мечтательная улыбка осветила её лицо, сменившись спустя мгновение на выражение боли и ненависти. – Как то раз, я вернулась домой после работы, и зашла в детскую. Сеня как раз менял подгузник Адюшке и я вдруг обратила внимание на его взгляд. Он смотрел так…Как будто собирался с ней что то сделать, как то её обидеть. Женщина замолкла, сама мысль о возможном сценарии ввела её в оцепенение.

- Я понимаю, что вас это очень сильно напугало, - ответила я обеспокоенно. - Вы видите этот взгляд мужа впервые или это происходило и раньше?

- Нет, я увидела его впервые, этого никогда не происходило раньше. Но я работаю и не всегда нахожусь рядом с ним или с ребёнком. Иногда я забираю её из яслей и провожу с ней время, кормлю, купаю, иногда это делает муж. Адюшка его очень любит. Когда он возвращается с работы домой, она радостно его встречает, хохочет, сразу просится к нему на руки.

- Что было после того случая, после того как вы уловили этот взгляд? Вы оставляли ребёнка наедине с мужем?

- Да, - тяжело вздохнув ответила женщина, - но меня трясет только от одной мысли что с ней может что то произойти.

- Скажите, задумчиво произнесла я, - а раньше были ли у вас причины сомневаться в порядочности и адекватности мужа? Может быть вы замечали какие то необычные и не совсем понятные вам привычки или пристрастия?

- Нет, - испуганно и немного виновато произнесла Ирина. Не понимая что происходит и не будучи в силах больше себя сдерживать она откинулась в кресло и горько заплакала. Сквозь сдавленные рыдания, закрыв руками лицо, она бормотала: “Господи, что со мной не так? Господи…Господи”.

Через несколько минут Ирина успокоилась. В полной растерянности она устремила на меня бледное и опухшее от слёз лицо.

- Давайте сосредоточимся на этом взгляде, - задумчиво произнесла я. И достав свой ДПДГ (EMDR) аппарат, попросила женщину следить за бегающей из стороны в сторону лампочкой.

Воспоминания Ирины сменялись одно за другим как яркие случайные картинки в калейдоскопе: сожаление чередовалось решимостью, отчаяние радостью. Семья, родители, многочисленные родственники, отношения с одноклассниками – весь ворох событий её жизни поднялся и обрушился на неё в этот момент. – Дышите, всё хорошо, - подбадривала я её. Давайте сконцентрируемся на ЭТОМ взгляде. Когда вы увидели его в своей жизни впервые? Сфокусируйтесь на нём.

Внезапно Ирина содрогнулась, и задрожала от охватившего её ужаса. Зажав свой рот ладонью, она в ужасе застонала. – Я не верю, я не верю в это. Этого не может быть, —сдавлено произнесла она. – Я неожиданно вспомнила. Я всё вспомнила. Ирина начала говорить сбивчиво и торопливо, перескакивая с одного на другое, путаясь она пыталась отчаянно ухватиться за поднявшиеся воспоминания.

- Я была совсем маленькая, мне было наверное годика четыре или пять. Мы поехали куда то всей семьёй: я, брат, родители. По-моему это был дом отдыха на чёрном море. Мне очень нравилось там гулять, купаться, выстраивать замки из песка. Помню было очень много вкусных фруктов. В городе, в котором мы жили я таких слив и персиков сроду не пробовала. Там родители познакомились с парой, её, как сейчас помню звали тётя Лиля а его дядя Саша. Родители проводили с этой парой много времени, почему то мне вспоминается как мы все вместе играли в “Дурака”. А я я очень захотела в туалет, родители были в процессе игры, все смеялись, всем было очень весело. Я не могла терпеть, но вместе с тем очень боялась пойти одна – на улице было очень темно и до кабинок с туалетами надо было далеко идти. Дядя Саша сказал что он проводит меня. Я помню я так была счастлива что он меня провожает и мне совсем совсем не страшно. Мы шли, я что то ему рассказывала, он мне кивал в ответ и улыбался. Мы подходили к кабинкам туалета я посмотрела на него и увидела ЭТОТ взгляд. Он продолжал улыбаться но улыбка была странная и недобрая. Он зашёл со мной в туалет, не доходя до самой кабинки прижал меня к стене и начал трогать. Я помню была в полном оцепенении, не понимала, что происходит. Я пыталась его оттолкнуть но он был очень сильный и я не сдвинуть его с места. Я хотела кричать, позвать на помощь но как будто острый комок сдавил мне горло и я не могла произнести ни звука, а просто как немая рыба тихо открывала рот. Не знаю сколько времени это продолжалось, мне казалось целую вечность. Неожиданно в туалет зашла пожилая полная женщина. Увидев нас она испуганно взвизгнула и пронзительно закричала: “Что вы тут делаете?!” Ко мне как будто вернулись все мои силы, всё моё самообладание. Я со всей силой оттолкнула его и ринулась наутёк. Я бежала так быстро, всхлипывая, размазывая по щекам слёзы. Я помню недоуменный взгляд моих родителей когда я прибежала в комнату растрёпанная, вся в слезах, в мокрой одежде. “Ты не дошла до туалета”, - встревоженно спрашивала мама. Тётя Лиля почему то молча поднялась и поспешно вышла. Папа меня вся расспрашивал что произошло и был очень напуган.

- Вы рассказали им?

- Я не могла им ничего сказать. Мне было ТАК стыдно: в глазах стоял этот недоуменный испуганный и полный обвинения взгляд женщины, мне казалось что я сделала что то нехорошее, постыдное, что то что нельзя было делать. Мне было очень страшно и очень стыдно. Не могу поверить, что я забыла об этом случае. Я ведь после этого не могла спать на протяжении нескольких месяцев, постоянно просыпалась от этих полных кошмара снов, где он снова и снова делал мне это. Родители водили меня по врачам пытаясь выяснить причину такого поведения, а потом всё это как-то само собой прошло. Женщина замолчала. Подняв на меня через минуту наполненные слезами глаза, она произнесла: “Я чувствую огромное облегчение что наконец то говорю с кем то о том что произошло. Я рада что рассказала вам об этом, чувствую, что у меня как будто гора упала с плеч”. Ирина смолкла, обессилено обмякнув в кресле. Черты её лица разгладились и острый напряжённый взгляд смягчился, лицо просветлело и излучало покой и умиротворение.

- Вы пережили очень тяжёлую травму, - пристально смотря на Ирину произнесла я. Взрослый и знакомый вам человек, который втёрся в доверие вашей семьи, которому вы сама полностью доверились, попытался вас изнасиловать. И это действительное огромное счастье что посторонняя женщина вошла в тот момент в туалет и помешала ему совершить задуманное. Я очень рада что это поднялось сейчас, во время сессии, что вы вспомнили это происшествие. Если мы вернёмся обратно, ко взгляду мужа, на сколько вам сложно вспоминать об этом от нуля до десяти?

- "Вообще не сложно, ноль. Это вообще никак не связано с ним», —с удивлением усмехнулась Ирина. «Я его очень люблю», —произнесла медленно она. - Знаете, он меня так поддерживал все эти годы – и в отношениях с моими родителями и принимал участие в эпопее, которая происходила у меня на работе. Он очень хороший муж и отец и Адюшка его обожает, - с улыбкой ответила она.

Ирина позвонила через несколько дней, поблагодарив меня, и отменив назначенную через неделю сессию, объяснив своё решение тем что всё в её отношениях с мужем наладилось.

Нередко я слышу от своих клиентов что во время ссоры с супругом/ой с ними происходит что то необъяснимое и невероятное. Тот или иной взгляд партнёра/партнёрши или его/её телодвижение вводят их в оцепенение или наоборот, они начинают кричать, бесноваться, впадает в истерику. Обсуждая данные “ссоры” на терапии, человек часто сам не способен объяснить, что произошло в тот момент, что вызвало с его стороны столь бурную реакцию. Вместе с тем неспособность контролировать собственное поведение часто влечет за собой длинный шлейф обвиняющих мыслей и высказываний в свой адрес: человек обвиняет себя в неадекватности, в несдержанности, и в какой то момент он принимает себя именно таким, объясняя это основными свойствами и чертами своего характера.

На самом деле, причина такой реакции может возникнуть вследствие обмена невербальной информацией, которая имеет большое значение в межличностных отношениях, а именно: взгляд, жест, улыбка. Эти несловесные посылы пробуждают и активизируют в человеке прежние, давно забытые события, которые начинают внезапно или постепенно подниматься и проявляться в негативных эмоциях – ничем необъяснимая грусть сменяется внезапными вспышками гнева. Или же отзываться в разных частях тела (у нашего тела также есть память): непонятные боли или другие соматические симптомы, такие как: мигрень, тошнота, расстройство желудочного тракта, головокружения и многое другое, никоим образом не получают своего определения, а врачи, проведя все необходимые анализы для выявления причины но так и не поставив диагноз, только разводят руками.

В действительности мы ничего не забываем. Когда происходит очень сложное и неприятное для нас событие, наш мозг помогает нам тем что активирует механизмы защиты, которые направлены на то, чтобы помочь нам как можно скорее справиться с разочарованием, страхом и горем и продолжить жить и функционировать как можно лучше и в дальнейшем. Вместе с тем, всё происходящее с нами откладывается глубоко в подсознании и в самые неожиданные моменты, благодаря разным невербальным триггерам обрушиваются на нас с новой силой. Часто человек испытывает своего рода расщепление личности: логически понимая, как Ирина, что в принципе ничего же существенного не произошло, но испытывая сложные и не понятные ему самому чувства, как злость, агрессию, боль и не будучи способным дать этому здоровое и разумное объяснение а также сдержать себя в проявлении чувств, добавляет к этому букету отрицательных чувств ещё и непосильный груз чувства вины.

Иногда как в случае с Ириной невербальные посылы напоминают человеку его прошлые травмы а иногда, как в случае с другим моим клиентом поднимается нечто другое.

                                                                                          ****************************

Анатолий долго сомневался и мучился вопросом стоит ли ему сохранять двенадцатилетний брак со своей женой или возможно будет лучше для всех развестись и начать жизнь сначала, с чистого листа. Он много говорил о продолжительных и отравляющих ему душу скандалах, о непонимании в семье, о личных проблемах жены и о том как это влияет на него самого и на его взаимоотношения с детьми.

На мою просьбу сконцентрироваться и описать самый сложный для него момент в своих отношениях с женой, он молниеносно выпалил: “Её взгляд во время ссоры”.

Достав свой ДПДГ аппарат, я попросила Анатолия сконцентрироваться на этом. Мужчина тяжело вздохнул и начал возвращаться в своей памяти в эти тяжёлые для него события: взаимные оскорбления и упрёки, неоднократные попытки разорвать отношения и уйти из дома оставив жену и детей, чувства обиды и гнева охватили его. Мужчина напряженно выпрямился в кресле плотно сжал губы, переживая это заново, лицо его пылало от гнева.

- Пожалуйста, вернитесь назад во времени, - обратилась я, - Откуда вам знаком этот взгляд? В каком возрасте и у кого вы увидели его впервые?

- Я вспомнил, - медленно произнёс мужчина, - на его лбу проступили мелкие капли пота и Анатолий быстро смахнул их рукой. - Я вспомнил, это был взгляд моего отца. Когда они ссорились с матерью, у него был такой страшный взгляд что я боялся, что он её просто убьёт. Анатолий с удивлением посмотрел на меня.

- У вас были на это причины? Отец применял силу по отношению к вашей матери?

- Нет, никогда. Но я очень боялся этого, - ответил он смущенно. У них всё хорошо, родители до сих пор живут вместе.

До этой сессии, на которой мужчина наконец то осознал причину своего самого большого страха во взаимоотношениях с женой, он никогда не задумывался о себе, о своей реакции на поведение и высказывания другого, близкого ему человека, а предпочитал во всё винить жену, добавляя ей всё больше личностных качеств и приписывая проблемы душевного характера, требующие вмешательство психиатра.

Анатолий долгое время жил в страхе, испытывая раз за разом неимоверный ужас при ссоре родителей. Его ранимость и повышенная чувствительность не позволяли ему понять, что родители могут испытывать также любовь и влечение, несмотря на ссоры. Так как в семье его не научили задавать болезненные, но вместе с тем важные для него вопросы о происходящем, он был вынужден “находить ответы” на эти вопросы самостоятельно. Таким образом он нашёл для себя единственную возможность справляться с ежедневным стрессом – это прятаться в мире грёз. Дети в целом очень восприимчивы к миру фантазии: они окружены сказками, различными историями, компьютерными играми. В периоды тяжёлого стресса, а ежедневные скандалы родителей, это очень серьёзный стресс для маленького ребёнка, самое естественное для них это скрыться в мире, в котором иногда становится сложно определить, где заканчивается реальность и начинается фантазия. Кто то создаёт мир, в котором он владеет способностью управлять мыслями других людей, а кто то живёт с уверенностью что один из родителей способен совершить убийство близкого ему человека.

Посмотрев, во время терапии, на эту сложную ситуацию глазами взрослого человека, Анатолий смог принять и отпустить свой страх, который беспокоил его долгое время. Во взгляде жены он видел ярость отца и был уверен, что она способна его убить.

Он был в полном замешательстве и поражен тому, что поднялось на терапии. Анатолий принял неожиданное для себя решение что хочет попробовать восстановить брак, и мы перешли на парные сессии с ним и с его женой.

Мы все влияем друг на друга – словами, взглядом , жестами. И наши страхи вызывают ответную реакцию со стороны партнёра/ ши. Позже, на парной сессии жена Анатолия призналась в том, что до сегодняшнего дня она не понимала почему её муж постоянно молчит или если в семье доходит до скандала, пытается сгладить острые углы, соглашаясь на всё, лишь бы в доме было тихо. Это странное и непонятное для неё поведение она интерпретировала как проявление безразличия и черствости по отношению к ней самой, к детям. Нежелание же что-то решать и каким то образом вовлекаться в дела семьи, она расценила просто - что она давно ему опостылела и он живёт с ней только ради детей.

Поймите, что ваши подсознательные страхи никуда не исчезают и не остаются далеко в прошлом, они как глубокие раны живут, кровоточат и лишают вас возможности создать здоровые и гармоничные отношения в семье. И для того чтобы эти страхи и опасения наконец то оставили вас в покое и позволили жить и получать удовольствие в настоящем и будущем от отношений, которые вы сами выбрали для себя когда то, необходимо для начала их вспомнить и проработать.

                                                                                        **********************

Когда в очередной в раз, фраза Роми “ты меня постоянно унижаешь” прозвучала в комнате как гром среди ясного неба, я предложила супругам временно разделиться и провести две индивидуальные сессии. Парная терапия зашла немного в тупик, и я надеялась, что индивидуальная ДПДГ терапия поможет выявить и проработать блоки, которые не позволяли этой замечательной, столь подходящей и любящей паре, просто жить и наслаждаться друг другом, своей замечательной семьёй, своими достижениями и т.д.

Эту фразу Роми повторяла уже не в первый раз, обвиняя мужа в неуважительном и пренебрежительном к ней отношении. Как бы странно это не звучало, но я не видела никаких видимых и понятных причин для такого восприятия: Гай был предельно чувствителен и предусмотрителен по отношению к Роми, заботился о её физическом и психологическом состоянии, организовывал приятный для всей семьи досуг, принимал полное участие в воспитании их общих девочек- близняшек, был полностью вовлечен в её бизнес (он подбадривал и помогал ей в организации небольшого завода который за последние пару лет начал приносить хорошую прибыль) и я понимала, что причины такого восприятия кроятся в её прошлом.

Встретившись в таком необычном для Роми формате, до сих пор все встречи проходили вместе с Гаем, девушка чувствовала себя неуютно. Откинувшись в кресло и скрестив на груди руки, она внимательно рассматривала лежащие в комнате предметы. Поставив перед ней ДПДГ аппарат, я объяснила цель этой встречи, заверив её что всё сказанное в комнате сугубо конфиденциально и не может быть озвучено мною на совместной с её мужем сессии, если конечно она сама не решит сделать это. Девушка облегченно вздохнула, кивнув мне в ответ она слегка улыбнулась и вновь напряглась в ожидании начала процесса.

- Несколько раз вы говорили Гаю о том, что чувствуете, как он унижает вас. «Вы понимаете, о чём я говорю?» —спросила я Роми.

- Да верно, - подтвердила Роми. Он со мной так отвратительно себя ведёт и разговаривает что я чувствую его презрение ко мне, он меня просто за человека не считает, - тяжело вздохнула девушка, нахмурив чётко очертаные брови.

- Знаете, возможно я ошибаюсь, но мне почему-то кажется что это чувство “презрения и унижения” знакомо вам из вашего прошлого.

- Роми задумалась, облокотившись в кресло, она поднесла указательный палец к вытянутым чуть вперёд губам. Опустив глаза она молчала пару минут, а потом произнесла: “ Да, вы правы – кивнув головой ответила девушка, - к сожалению мне это чувство слишком хорошо знакомо.

- Расскажите, когда впервые вы почувствовали унижение и/или презрение и испытали чувство обиды, в каком возрасте это произошло? – поинтересовалась я, пытаясь заострить её внимание на событиях связанным с этим чувством.

- Возвращаясь в своей памяти в былые времена, её большие карие глаза наполнились слезами, она протянула тонкую смуглую руку к близлежащей к ней салфетнице, достала две салфетки и начала тщательно промакивать слёзы. Потом она громко высморкалась, подняла на меня заплаканные с прилипшими волокнами салфеток глаза и произнесла: “Как я уже вам сказала, мне слишком хорошо знакомо это чувство. Я вообще не училась в школе, была круглой двоечницей. Просто сидела на уроках и мечтала неизвестно о чём. Мне почему то запомнился один случай, - в замешательстве выдавила из себя Роми, - я поехала с мамой к её подруге, мне кажется она была учительницей. Это были летние каникулы, мне на тот момент было лет семь или восемь. У этой женщины был большой дом, огромный сад с диковинными растениями. Мне очень нравилось рассматривать их, наблюдать за красочными бабочками и другими насекомыми. Я себя там чувствовала, как в раю. В какой-то момент эта мамина подруга посмотрела на меня, улыбнулась и произнесла: “Знай, что ты очень красива и очень умна”. Как только она это произнесла, меня как прорвало. У меня из глаз ручьём текли слёзы, и я никак не могла остановить их. Мама не понимала что произошло, всё спрашивала меня “что случилось, почему ты плачешь?”, эта женщина меня тоже пыталась успокоить. Сказать честно я и сама не совсем понимаю, что это было.

- Видимо она увидела в вас то, что никто из окружающих не видел и не замечал, - c грустью ответила я.

- Да, я практически не училась в школе, мне кажется я толком и читать не могла вплоть до десятого класса. Зато я была очень активной и популярной среди сверстников. У меня было очень много друзей. «Представляете Елена, - со смехом произнесла она, — у нас пару лет назад состоялась встреча выпускников и мои одноклассники даже не помнили, что я не закончила 12-ый класс, что меня исключили из школы. Роми довольно рассмеялась. Зато у меня появилась возможность сравнить, где теперь они а где я. Я очень сильно продвинулась за эти годы, после школы я взялась за учёбу, самостоятельно пересдала за два года все экзамены на аттестат зрелости, потом поступила в университет и получила высшее экономическое образование, сейчас я веду бизнес и зарабатываю столько, сколько им всем и не снилось.

- Это требует очень высокого интеллекта, чтобы самостоятельно, за два года пройти и пересдать материал, который вы изучали на протяжении нескольких лет, - с восхищением сказала я Роми. По-видимому, вас что-то отвлекало от учёбы в детские годы, но это явно не было связано с вашими когнитивными способностями.

- Помню что я не могла сосредоточиться, постоянно отключалась на уроках, думала о чём то постороннем, о семье, о родителях.

- Что происходило с вашими родителями на тот момент?

- Да ничего особенного, просто мой отец изменял моей маме, - усмехнулась она, - он постоянно врал ей, а она ему верила, - гримаса боли и разочарования исказила её лицо, на глазах заблестели крупные прозрачные слёзы. Смахнув со лба чёрную прядь, она вновь потянулась к салфетнице.

- «Как вы узнали об измене отца», —сочувственно спросила её я.

- А ничего не надо было узнавать, - пожав недоуменно плечами ответила Роми. – Он брал меня всегда с собой, когда встречался со своими женщинами. Оставлял меня в прихожей, и я спокойно ждала его пока он не заканчивал “свои дела”.

- В каком возрасте это происходило?

Роми по видимому заметила изумление на моём лице. Взгляд её немного смягчился и чуть растерянно она произнесла: ”Да сколько я себя помню, с двух или трёх лет”. Мне всегда это казалось нормой, что он встречается с женщинами, что обсуждает их потом со своими друзьями, опять же в моём присутствии.

- Интересно, а как на это реагировала ваша мама? - вернув себе самообладание, спросила я девушку.

- Она ничего не знала. Она вообще была какой то немного недалёкой, отстранённой от всех нас, - её губы искривились в лёгкой усмешке, - Мне кажется её никто и никогда не интересовал, - c презрением ответила Роми. Не я, ни мои сёстры, не наш отец. А папа, он был совсем другой:” Свободная и творческая личность, по видимому он находил на стороне те чувства и эмоции которых ему не хватало в его отношениях с женой”. Она резко встала, подошла к кулеру, набрала стакан воды и выпила его залпом.

- Смею предположить, что она чувствовала и подозревала измены мужа и это был её способ справиться со всем этим – просто отстраниться. Уверенна что она была совсем другой в начале отношений, иначе ваши родители не полюбили бы друг друга и не поженились. Поймав её взгляд полный боли, я добавила: “Обычно дети, которые глубоко переживают разлад в семье, испытывают трудности в учёбе. Им очень сложно сосредоточиться на литературе или математике, если жизнь их семьи висит на волоске и в любую минуту может полностью оборваться. Логически вы могли оправдать и принять сторону отца, как вы сказали “он свободная и творческая личность, ему необходимо было внимание, более экспрессивное выражение чувств – всё то что ваша “отстраненная и недалёкая мать” не могла ему дать, но ваше сердце и душа не могли принять это, их разрывало на части от боли, несправедливого отношения отца к матери. Ребёнок не способен отдать предпочтение одному из родителей, и он очень сильно переживает, когда одному из них плохо. Ваши проблемы с концентрацией внимания были следствием вашего сложного душевного состояния, но совсем никак по причине ваших умственных способностей, - спокойно заверила я девушку.

- Не смотря на то что я могу похвастаться многими достижениями, я почему то до сих пор чувствую что я хуже других, глупее, слабее. Даже когда мне предлагали вакансию, мне казалось, что я как самозванка создаю обманчивое впечатление десятки, хотя сама с трудом тяну на пятёрочку. А Гай, - внезапно тепло улыбнулась Роми, - он как раз очень верит и поддерживает меня. Как будто он единственный перед кем мне не нужно надевать маску, играть роль, я могу быть просто самой собой, такая какая я есть.

Мы воспринимаем себя в соответствии с тем, как нас оценивали и оценивают окружающие. Мы знаем или догадываемся о своей красоте или уме благодаря восхищенным взглядам и высказываниям родителей, братьев, сестёр, бабушек дедушек и других ближайших нам друзей и родственников. И если по какой то нелепой причине ребёнок не может осилить школьный материал, вызывая насмешки со стороны сверстников и недоумение а иногда и презрение со стороны учителей, а также его собственных родителей, он учится воспринимать и оценивать себя, как сказала Роми, на пятёрочку, в не зависимости от высот которые он достигнет по жизни в будущем.

Очень часто в интеракции с кем-либо мы реагируем не на слова и действия нашего собеседника, а на то что эти, иногда невинные, проявления пробуждают в нас. Именно поэтому Роми так вспылила, когда Гай задал её абсолютно резонный вопрос по поводу необходимости кормления близнецов в столь поздний для них час или переспросил по поводу стоимости услуг маляра, с которым договорилась Роми – всё это вызвало в ней ощущение недоверия, сомнения в её способности принимать правильные и благоразумные решения и также ощущение преднамеренного унижения. Подняв ворох бессознательных воспоминаний о событиях в которых она когда то испытала подобные чувства, это ввело её в состояние амока и вызвало непропорциональный приступ гнева, повлёкший за собой угрозы разорвать отношения и подать на развод.

Конечно же не только поведение и реакция Роми привели к тому что их отношения затрещали по швам. Поведение партнёра в какой то степени также спровоцировало многие проблемы в супружеских отношениях – забота Гая и его полная вовлечённость в происходящее с Роми, в организации бизнеса– всё это было замечательно и необходимо девушке на начальной стадии формирования завода. Но в дальнейшем это тёплое чувство превратилось в довлеющую над ней гиперапеку, которая мешала ей да и ему она также не приносила никакой радости. На личной сессии Гай признался, что он чувствует что не состоялся в своей профессии. Несмотря на три высших образования, и бесчисленное количество курсов по повышению квалификации, он чувствовал себя на своей работе загнанным в клетку зверем. Невозможность проявить на выполняемой Гаем должности свои важные и значительные части личности, такие как креативность, свобода в принятии решений, внутренняя потребность помогать людям, привели к сложному для него и опостылому ежедневному процессу выполнению своих служебных обязанностей . Мужчина начал понимать, что изо дня в день занимается нелюбимым и не всегда приятным для него делом и выполняет свою работу на автомате. Приходя домой и всем своим видом выказывая признаки неудовлетворения и недовольства, в которых Роми, не понимая до конца причин такого поведения, воспринимала себя ответственной и виноватой в состоянии мужа. Неспособность осознавать свою личную боль и разочарование от создавшейся ситуации а также неумение говорить об этом со своей партнёршей привело пару к отчуждению.

Одна из целей терапии заключалась в том чтобы помочь Гаю реализоваться в профессии которая бы приносила ему не только удовольствие и удовлетворение но также хороший заработок.

Парные сессии с Роми и Гаем чередовались с индивидуальными встречами с каждым из них по отдельности для того чтобы помочь им обоим проработать свои личные травмы. Приведёнными выше примерами с моими клиентами, Ириной, Анатолием, Роми и Гаем, мне важно было донести до вас, дорогие читатели, что семейная психотерапия воистину помогает партнёрам и членам семьи наладить и улучшить взаимопонимание и коммуникацию, но, к сожалению, она не поможет поднять и проработать пласт глубоких и личных переживаний и травм. Вы также не сможете помочь самой/му себе (к сожалению мы не видим себя со стороны, многое не помним и не осознаём многие части в своей личности и соответственно не всегда воспринимаем себя адекватно) и ваш/а партнёр/ша при всей любви и уважении к вам скорее всего также в этом некомпетентен/некомпетентна и никогда не сможет понять и помочь вам проработать пережитые вами детские потрясения. Именно для этого разработана ДПДГ терапия, которая, с одной стороны, помогает вспомнить и осознать то что было так долго скрыто в недрах вашей души. И только тогда, когда эти тяжёлые воспоминания начинают подыматься на поверхность, мы начинаем вспоминать и лучше понимать происходящее с нами в прошлом и настоящем, только тогда мы наконец то можем проработать и снизить (а иногда убрать полностью) интенсивность чувств и физических ощущений, связанных с этим.

С Любовью,

Елена Глозман - Семейный Психотерапевт, ДПДГ терапевт

  • Facebook
  • Twitter
  • YouTube
  • Pinterest
  • Tumblr Social Icon
  • Instagram

© 2019 by ELENA GLOZMAN . All rights reserved