חיפוש
  • elenaglozman

Принятие или неприятие партёра/ши родителями

Самые трусливые, неспособные к сопротивлению люди становятся неумолимыми там, где они могут проявить абсолютный родительский авторитет.

Карл Маркс


Нередко я слышу о сложных и временами хитросплетённых отношениях между свекрами и невестками или между тестями и зятьями. Кто то, в силу своего хорошего воспитания, обходится холодной войной и взаимным молчаливым неприятием, а кто-то сталкивается лбами, и в открытую проявляет своё несогласие в разных сферах жизни: в воспитании детей, в поведении жены или мужа, в образе жизни молодой семьи, в питании, в финансовых вопросах и т.д. Редки те случаи, когда между родителями и партнёром устанавливаются искренние доверие и уважение.

Интересно, что обеспокоенность и озадаченность родителей относительно удачной или неудачной женитьбы своего любимого чада, взяла вверх совсем недавно. Ведь всего лишь 150 лет назад такой проблемы и вовсе не существовало в нашем обществе. Суровые обычаи тех времён были таковы, что всё определялось заранее, в соответствии с социальным статусом семьи, поэтому ответственность за выбор супруги для сына или супруга для дочери ложилась на плечи родителей. Для знатных и богатых людей брак в первую очередь являлся сделкой, союзом двух семей, способом приобрести союзников и богатое приданое. Для бедных - возможность приобрести еще одного работоспособного члена своей маленькой семейной общины.

Аристократы, дворяне при выборе снохи или зятя принимали во внимание всё. Каждая деталь могла повлиять на решение родителей связать союз детей узами гименея: положение в обществе, материальное состояние и возможные связи потенциального жениха или невесты, но также физическое и психическое здоровье как самого брачующегося, так и его близких родственников. К отклонениям в развитии или к инвалидности относились крайне негативно. В древнем Риме и Греции (с V века до н.э.) к таким людям относились как к рабам. Они выполняли роли козлов отпущения, шутов, на них смотрели как на свидетельство божественного возмездия или какого-то предзнаменования. Независимо от социального статуса, они были лишены человеческой ценности (Гарланд Р., 1995). Во времена средневековья, отношение к таким людям и вовсе ухудшилось и их воспринимали как нелюдей. Мартин Лютер осуждал умственно отсталых детей и взрослых и советовал топить новорожденных с умственной отсталостью, так как так по его словам, дьявол овладел ими, поэтому они «обычная масса плоти, без разума и души». И только в начале IXX века, французский психиатр Филипп Пинель, заявил что умственно отсталые больны не грешны и не аморальны и настаивал на том, чтобы практиковать терпение и мягкое обращение к пациентам а не физическое насилие и кандалы.

По этой причине, родившиеся с увечьями в благородных семьях дети, прятались в самой отдалённой части дома, вдали от чьих либо глаз. Часто о рождении больного ребёнка не знали не только слуги, но и другие члены семейства (другие дети) . Эта информация тщательно скрывалось от посторонних чтобы это “недоразумение” не могло впоследствии запятнать родословную и не привести к отказу жениться или выйти замуж за отпрысков семейства.

Самоубийство одного из членов семьи также могло повлиять на желание скрепить с родственником умершего узы брака. На протяжении многих тысячелетий, во всех культурах без исключения, суицид считался тяжким грехом, и самоличное решение прервать свою жизнь бросало тень также и на ближайших родственников. Считалось что в семье, в которой произошло самоубийство, другие члены семьи также предрасположены к такому решению проблемы и с большей лёгкостью могут совершить это. Французский философ и социолог Эмиль Дюркгейм в конце IXX века писал о том, что самоубийство заразительно. По его словам, «люди в особенности заражаются поступком, к которому у них уже есть некоторое предрасположение, и повторяют его. Это двойное условие имеется в наличности у людей умалишенных или у простых неврастеников, родители которых покончили с собой. Часто случается, что в семьях, где наблюдаются повторные случаи самоубийства, они не только случаются в одном и том же возрасте, но происходят совершенно одинаковым образом.» Поэтому, причина ухода от жизни одного из членов семьи тщательно скрывалась от близкого и дальнего окружения дабы не нанести непоправимый вред репутации семьи.

Выбор половины в семьях рабов и крепостных, происходил совсем другим образом. Дело в том, что рабы и крепостные были имуществом своих хозяев и не имели право решать на ком жениться или за кого выйти замуж (несмотря на различие в терминологии, в определённые периоды времени, крепостные лишились всех прав, а некоторые «законные права» так и остались на бумаге). Тот, кто принимал решение о браке или замужестве были помещики, дворяне, хозяева крепостных. Они могли разрешить или отказать в желании создать семью с избранником сердца или же женили своих подневольных насильно, если рождаемость падала (и тем самым не подрастала новая рабочая сила), для нежелающих жениться выписывался высокий штраф. Как и любое другое имущество, раба можно было купить, продать, подарить или завещать, в независимости была ли у него семья или нет. Широко практиковалось насилие, физическое и сексуальное над крепостными. В. И. Семевский, русский историк IXX века, писал, что «нередко всё женское население какой-нибудь усадьбы насильно растлевалось для удовлетворения господской похоти. Некоторые помещики, не жившие у себя в имениях, а проводившие жизнь за границей или в столице, специально приезжали в свои владения только на короткое время для гнусных целей. В день приезда управляющий должен был предоставить помещику полный список всех подросших за время отсутствия господина крестьянских девушек, и тот забирал себе каждую из них на несколько дней: «…когда список истощался, он уезжал в другие деревни и вновь приезжал на следующий год». Одно из принятых на тот период наказаний для непокорной женщины – была женитьба с больным или покалеченным. Отмена крепостного права в России произошло в 1861 году, рабства в США в 1865 году.

Так что изучая историю бесправных рабов, а также лишённых выбора аристократов, которые в большинстве случаев были “обречены” чуть ли не с рождения нести нелёгкие обязательства, возложенные родственниками на их хрупкие плечи, последнее столетие, на мой взгляд, благодаря возможности принимать собственные решения выглядит как гуманное и благое время. Вместе с тем, когда речь заходит о непонятном, временами агрессивном поведении родителей партнёра или партнёрши, то даже факт самостоятельного и осознанного решения обоих супругов по созданию семьи не может сгладить происходящее.

© Из книги Елены Глозман "Счастливый брак: практическое руководство для пар по созданию эмоциональной близости".

413 צפיות0 תגובות

פוסטים אחרונים

הצג הכול